ГУК ТО «ОЦРК»
300028, г. Тула, ул. 9 Мая, д. 1А, Б

Технология плетения Белевского кружева Тульской области

Первыми в Тульской губернии изготовлением кружев начали заниматься монахини Белевского Крестовоздвиженского монастыря, основанного около 1625 года. Мерное кружево из золотой и серебряной нитей  они плели  на коклюшках. Применялось оно исключительно для отделки платья высокопоставленной знати и праздничных одежд священнослужителей. 

Во второй половине XVIII века во многих помещичьих усадьбах Белевского уезда, а затем и других районах области, возникают различные мастерские, в которых этому сложному и трудоемкому искусству обучают крепостных девочек 7— 8 лет специально купленные на торгах искусные мастерицы. Кружево плели не только в помещичьих усадьбах, но и женщины из среды мещан. Кружева, сплетенные в монастыре и в городе, отличались одно от другого по манере плетения. В монастыре плели тонкое многопарное кружево на манер мценского и орловского под названием «малин», «ва­лансьен». Это мерное отделочное кружево для украшения культовых при­надлежностей. Горожанки же Белева выплетали кружево сцепное, но это тоже было отделочное кружево, так называемые «верховые» оплеты к про­стыням и полотенцам. 

По сведениям, которые дает С.А. Давыдова, кружевной про­мысел в Белевском уезде Тульской губернии зародился в 1845 г. Он начи­нает развиваться с постройкой железной дороги, которая прошла через город Мценск, находящийся недалеко от Белева. В Мценском уезде Ор­ловской губернии находилась мануфактура помещицы Протасовой. Это стечение обстоятельств способствовало распространению кружевного ремесла в Белевском и Одоевском уездах.

Во второй половине XIX века центром искусств кружевоплетения становится г. Белев. Уже в 50-е годы это художественное ремесло принимает здесь форму промысла, т.е. становится ос­новным источником заработка для многих мастериц. В 60-е годы происходит разделение труда появляются скупщицы, которые налаживают сбыт продукции в Москве, Петербурге, в странах Европы и Востока, организуют обучение и поставляют мастери­цам сырье, делают заказы на тот или иной ассортимент. В это время из числа мастериц выделяются особо одаренные, которые чаще занимаются созданием рисунков для кружевных изделий, по сколкам другие плетут кружево. 

Расцвет белевского промысла приходится на вторую полови­ну XIX века — 1860-1890 г.г. В это время Белев становится центром искус­ства кружевоплетения. Этому способствуют социально-экономические процессы эпохи разви­тия капиталистических отношений. Благодаря тому, что в это время построена железная дорога сое­динившая Белев с Москвой и Курском, ускоряется сбыт продукции и есть возмож­ность торговкам в большом количестве вывозить их на продажу в Моск­ву, Петербург, Нижний Новгород. Так же благодаря реформе 1861 году, происходит большой приток в промысел свободных крестьянских рук.

В этот период изменился и усложнил­ся ассортимент изделий. Кружевницы приступили к изготовлению целых вещей: предметов одежды (косынки, мантильи, кокетки, шарфы) и пред­метов быта (покрывала, скатерти). В Белеве в 1880 г. жили две сколочницы — госпожа Бокаева и Сошина. Сами же кружевницы только исполня­ли изделия по готовым сколкам, продажей кружева занимались торгов­ки, имея при этом большую выгоду. Лучшее плетение было преподнесе­но ко Двору. В период наивысшего рассвета белевского кружева плетением занима­лось свыше двух тысяч горожан, что составляло четверть населения города. 

К концу XIX столе­тия в фактуре и орнаментальных мотивах произошли значительные из­менения. Решетка перестала играть главенствующую роль в композиции рисунка изделия, ее заменили разнообразные тесемки.

Немалую роль в развитии кружевного дела в г. Белеве, как и других центрах России — Вологде, Белозерске, Нижнем Новгороде, сыграла Всемирная промышленная выставка в Вене в 1873 г. и после нее мода в Европе на русские «валансьены». Становле­ние художественно-стилистических особенностей Белевского цент­ра происходит в период перехода домашнего ремесла в промысел. Истоки местного кружева следует искать в золотном монастыр­ском кружеве и в западноевропейском типа «блонд». От «блонд» в белевском кружеве закрепились сырье — чер­ный и золотисто-желтый шелк и изначальный ассортимент — косынки, наколки, отделки для платья. В последствии здесь вы­плетались большие шали, детали или целые платья и легкие пальто-накидки, пелерины. Мерное кружево здесь выплеталось в не­большом объеме. 

К началу 19 века кружевоплетение в России начинает принимать форму народного художественного промысла, городского, а не деревенского по преимуществу. На Руси кружевом первоначально называли просто ажурный узор. Способов изготовления кружев в те времена насчитывалось много: кованое, плетеное, шитое, пряденое, волоченное, низанное, саженное жемчугами. Но понятие кружева как узорной плетеной сетчатой ткани начинается с Венеции. Каждая мастерица имеет свои секреты. Европейское кружево выглядит роскошным, но в нем нет той органичности узора, которой поражают русские кружева, где мастерицы вторят узорам природы, выражают все тайны, все мечты женского сердца.

В фактуре и орнаментальных мотивах кружева г. Белева прои­зошли значительные изменения, но, как и в «блондах», сетка фона играла здесь незначительную роль в организации компо­зиции рисунка изделия. Мягкий, плавный рисунок белевского кружева выплетается тесьмой -полотнянской.

Вьющийся узор, как маленькая речушка между косогорами, заполняет собой всю площадь изделия, не оставляя почти места для сетки фона. В сложной композиции этого кружева нет стро­гого, четкого ритма, раппортности, что характеризует кружево других центров. 

Спад производства кружева произошел по ряду социально-экономических причин, одной из которых было владение сбытом круже­ва скупщицами, что не стимулировало труд мастериц. Ухудшилось качество кру­жева, оно стало выплетаться из толстых хлопчатобумажных нитей. В 1920-1930 г.г. в Белеве создаются артели, однако был затруднен сбыт кружева. 

Первая попытка возрождения промысла в Белеве была по инициативе мебельной фабрики в 1970 году, организовавшей мастерскую. Однако она просуществовала несколько месяцев. В мастерской обуча­лись мать и дочь Мудровы, которые долгое время оставались единствен­ными в городе мастерицами.

С 1989 году в Тульском училище культуры началась подготовка мето­дической, материальной, кадровой базы для создания нового отделения и специальности «Художественное кружевоплетение», которая была от­крыта в 1992 г.

В настоящее время в колледже культуры и искусства существует отделение декоративно-прикладного искусства, где учат на вышивальщиц и кружевниц. Там готовят мастеров-педагогов и мастеров-художников. Многие годы кружевоплетение преподавала народный мастер России, член союза художников РФ, исследователь истории и техники белевского кружева Ольга Александровна Скворцова. Она стремилась научить своих юных учениц различным кружевным «стилям». Они все ею освоены. Много сил отдала она и «расшифровке» белевского узора. Но точно «своих» только приемов кружевоплетения теперь ни в одном регионе не придерживаются. В колледже так же практикуют синтез стилей. 

Изготовление кружев не требовало особых приспособлений. Орудия и инструменты для плетения были следующие: подушка, лукошко, коклюшки, булавки и бумага для сколок (рисунок кружева). Подушку шили и набивали сеном собственноручно, остальное покупали на базаре. Весь этот материал привозили в местные лавки торговки кружевами из Москвы и Нижнего Новгорода. Мастерицы не всегда лично участвовали в подготовительной работе, то есть в составлении сколков. Чаще всего торговки давали им готовый сколок.

Мастерство сколочницы не каждый мог освоить. Такое разделение труда пагубно отражалось на положении плетельщиц. В большинстве случаев они являлись только исполнительницами готовых рисунков, своих способностей не развивали и находились в исключительной зависимости от заказчиц-торговок.

Техника белевского плетения кружев, требовавшая, чтобы при каждом повороте узора мастерица поворачивала подушку, не допускала изготовления кружева неограниченной ширины. Вследствие такого условия большие вещи выплетались частями. Затем полосы искусно сшивались так, что неопытному глазу невозможно было найти шва. Согласно технике белевского кружева, узор, выкладываемый «дорожкой холстинкой», выводился четырьмя парами коклюшек, узоры чрезвычайно густого плетения изготавливались с помощью двух пар коклюшек. Решетка, соединяющая весь узор, и паутинка выплетались также парой коклюшек, ажурная отделка для краев кружев выплеталась согласно ширине, 2-4 парами коклюшек.

Особенность белевского кружева заключается в ассиметричном по­строении фестонов (вилюшка выкладывается таким образом, что орна­мент кажется симметричным), чередовании в фестонах плотного и ред­кого полотна (полотнянка с перевивом всех пар не выплетается, а изме­няется на подобие тесемки). Если в тесемках две ходовые в середине, они либо меняются местами, либо проплетаются в полный заплет. В белевском кружеве используются тесемки — «Сливки-восьмерки», «Змейки», «Россыпь». При более тщательном рассмотрении образцов белевского кружева, можно сделать вывод, что в нем самым распространенным мо­тивом является «белевский вирок». Узоров в белевском кружеве мало, однако стоит отметить, что сколочницы прорабатывали один и тот же мотив таким образом, благодаря тесемкам, расширениям полотнянки, вводя насновки, что он становился необыкновенно красив. Следует от­метить, что производным данного мотива является «белевский вирок», который выплетается из 1 пар коклюшек, вперевив крайних до­левых пар, с применением прямоугольных носновок. Белевское кружево характеризует отсутствие решеток или редкое использование простейших решеток для создания фона.

Белевское кружево было не такое фантазийное и роскошно-узорчатое, как вологодское, в нем нет крикливости и аляповатости. Это скромное, женственное, мерцающее кружево, оно не купеческое, а горожанско-мещанское. Может быть, поэтому во Франции, в Париже, на родине хорошего вкуса оно принималось часто за свое, французское.

  1. Паспорт ОНКН «Технология плетения Белевского кружева Тульской области»